D47368b1 beb9 4507 b2a6 d767ef754e52

Венеция-2018: Спорить не о чем

B3cb6395 db04 47ac b40d 1b3bae60ac5d
Вадим Рутковский
9 сентября 2018

Бегло – о призах 75-го кинофестиваля на венецианском острове Лидо, где в основном, но не единственном конкурсе победила широкоформатная ретро-панорама Альфонсо Куарона «Рома»

Второй год подряд «Золотой Лев святого Марка» достаётся режиссеру-мексиканцу: возглавлявший жюри триумфатор 2017-го года Гильермо дель Торо присудил главный приз земляку Куарону. Но это не симптом расцвета национальной кинематографии: оба автора – космополиты с прекрасными карьерами в Голливуде, и пусть «Рома» снята в Мексике и о Мексике (подробнее – в этом репортаже), стоит за ней империалистический гигант Netflix. «Золотой Лев» «Роме» – полезное для фестиваля политическое решение жюри, укрепляющее дружбу мостры и Netflix'a (с которым, напомню, больше не поддерживает отношений Каннский фестиваль, изначально тоже рассчитывавший на «Рому»). Это решение вообще устраивает всех (даже местных чиновников: пусть у итальянцев ни одной награды, зато золото – у фильма с названием Roma). Даже не относясь к поклонникам картины (а их много, Куарон, хоть и снимает изощренный семейный роман с неочевидными ходами, по части эмоций простодушен, в метафорах прямолинеен и вообще доступен), невозможно не оценить постановочную крутизну; впрочем, я об этом уже писал.



У Венеции-75 есть два неофициальных итога – две показательно зафиксированных тенденции. Первая – слияние кино и ТВ; не меньше десятка фильмов официальной программы – телеконтент. А помимо «Ромы» (чей широкоформатный шик на телемониторе, пусть даже очень большом, потеряется), в призерах фестиваля оказался минисериал «Баллада Бастера Скраггса» братьев Коэн: они получили абсолютно справедливую награду за сценарий. Хотя мрачный юмор вестерн-анекдотов, из которых складывается мозаичная «Баллада», не единственное достоинство виртуозного телепроекта, оказавшегося и легче, и острее, и живее кинофильмов Коэнов последних лет пятнадцати. Может показаться (если судить по консервативному регрессу в общественно-политическом поле), что постмодернистское разрушение границ и вертикалей было лишь милой прощальной гримаской ХХ века; однако ж нет; кино, ТВ – всё едино (а VR-экспириенсы, до которых я ещё доберусь, стирают грани между кино, компьютерной игрой, перформативным искусством, анатомией и физиологией человека – вот, наконец, и будущее наступило!).

Второй итог Венеции-75 – коллективный портрет модного режиссера XXI века. В наградном списке этот типаж представляет Йоргос Лантимос; его «Фаворитка» получила Гран-при (сыгравшая королеву Анну Оливия Колман удостоилась приза за роль, обойдя звездных партнерш Эмму Стоун и Рэчел Вайц).