Луи, Огюст и Люк


Вадим Рутковский
2 августа 2017

«Валериан и город тысячи планет», «Леди Макбет», «Люмьеры!»: обзор новинок кинопроката

Продолжаем серию экспресс-рецензий на фильмы текущего репертуара. В новом выпуске – три главы: «Масс-маркет», «Лимитированное издание» и «Старые мастера».

Масс-маркет

«Валериан и город тысячи планеты» / Valerian and the City of a Thousand Planets

Люк Бессон, Франция, 2017


Пролог под песню Дэвида Боуи Space Oddity – краткая история освоения космоса, череда рукопожатий астронавтов – сначала разных национальностей, потом – разных биологических видов.

В 2700-м году люди и самые немыслимые фантастические твари будут мирно топать по пыльным тропинкам далеких планет. Впрочем, не всегда мирно: Мюл, одна из самых прекрасных планет, где жили гуманоиды с мраморной кожей и ласковые дракончики-конверторы (получившие свое название из-за способности воспроизводить всё, что попадает в их нежные пасти), была полностью уничтожена в ходе очередной звездной войны. А другой, выросшей из космической станции Альфа, угрожает (во всяком случае, так считают военные во главе с коммандором Флиттом) загадочная радиоактивная опухоль. Что это за зло и как от него избавиться, должны выяснить специальные агенты – майор Валериан (Дэйн ДеХаан, «Убей своих любимых», «Новый Человек-паук: Высокое напряжение», «Лекарство от здоровья») и сержант Лорелин (Кара Делевинь, «Отряд самоубийц», «Бумажные города»), напарники, но не друзья – поскольку виды Валериана на Лорелин носят непристойно недружеский характер...


Новый фильм Люка Бессона – по старым французским комиксам, непристойно дорогой, с треском провалившийся в американском прокате – неизбежно напрашивается на сравнение с «Пятым элементом», для меня – одним из главных фильмов юности, светлой и ослепительно яркой памяткой 1990-х.

Они, безусловно, похожи – два буйных фэнтэзи-дикаря, населенные любимыми Бессоном мутантами, напоенные фирменным анархистским духом «Подземки», щедрые на звезд (причем не самых очевидных – в эпизодических ролях «Валериана» появляются Рутгер Хауэр и, кто бы мог подумать, Херби Хэнкок).

Новый, разве что, мрачнее – при всем каскаде шуток, трюков и чудес: вместо Зорга-Гари Олдмена, жутковавшего с артистизмом и бронебойным отрицательным обаянием, – на редкость неприятный Клайв Оуэн в роли агрессивного военного маньяка Флитта (Бессон, при всем своем искрящемся инфантилизме, транслирует тревожные позывные нашего времени). Астральный двойник Дивы Плавалагуны, которую в «Пятом элементе» играла Майвенн, – полиморфный Пузырь, уютнее всего чувствующий себя в сверхпластичном танцующем теле певицы Рианны – оказывается истинно трагическим персонажем.


Но к чёрту печаль – хэппи-энд не подлежит сомнению, Бессон по-прежнему один из самых душеполезных режиссеров всех времен. И так приятно осознавать, что вот ты живешь, стареешь, начинаешь чаще скучать и реже радоваться, но там, наверху, на студии EuropaCorp, есть добрый бородач, который любит тебя и снимает «Валериана».


Лимитированное издание

«Леди Макбет» / Lady Macbeth

Уильям Олдройд, Великобритания, 2016

Название вкупе с национальностью режиссера – британского дебютанта Олдройда, прежде сделавшего несколько эстетских короткометражек, – обещает очередную версию Шекспира. Ан нет – это, действительно, вольная экранизация, только совсем другого автора – нашего классика Николая Лескова.

Очерк «Леди Макбет Мценского уезда» перенесен в английскую провинцию XIX века. Вместо живописной русской хляби – аскетичная строгость северных сельских пейзажей, вместо обжитой мухами тьмы купеческого дома – геометрически расчерченные интерьеры стерильной чистоты.

Да, есть отличие существенней – обязательное для русских классиков наказание за преступление в имморальном пространстве Олдройда отменяется. В остальном всё по тексту: есть Кэтрин-Катерина, погубившая юные годы неравным браком со скучным стариком, есть зевота и тоска от невостребованности молодой плоти, есть роковое влечение к конюху и последовавшая за незаконным романом цепь убийств.


Безупречно сделанный фильм, получивший на прошлогоднем МКФ в Сан-Себастьяне приз ФИПРЕССИ, мог бы остаться не более, чем рассудочным лабораторным опытом, в котором дикость содержания усмиряется аскетичной кротостью стиля.

Если бы не актерское открытие – Флоренс Пью, удивительно подходящая под данное Лесковым описание героини: «Катерина Львовна не родилась красавицей, но была по наружности женщина очень приятная. Ей от роду шел всего двадцать четвертый год; росту она была невысокого, но стройная, шея точно из мрамора выточенная, плечи круглые, грудь крепкая, носик прямой, тоненький, глаза черные, живые, белый высокий лоб и черные, аж досиня черные волосы». На наших глазах родилась новая звезда.


Старые мастера

«Люмьеры!» / Lumière!

Тьерри Фремо, Тома Валетт, Фабрис Кальцеттони, Франция, 2016

Самый экзотический гость нашего проката за всю его историю. Не фильм о братьях Луи и Огюсте Люмьер, присвоивших славу изобретателей кино, но коллекция фильмов самих Люмьеров.

Начало начал, истоки всего сущего – миниатюрные, длиной до одной минуты кинозарисовки, начиная с официально первой, «Выхода рабочих с фабрики Люмьеров», открывшей легендарный сеанс в Grand Café на парижском бульваре Капуцинок 28 декабря 1895 года (неисправимый скептик Годар в 1995-м издевался, что мы отмечаем не столетие кино, а столетие первого платного киносеанса).


Благодарить за такую популяризацию старого кино – о котором почти все слышали, но которое мало кто, за исключением студентов киновузов, видел – надо Тьерри Фремо. В свободное от Каннского кинфестиваля время его арт-директор возглавляет Лионский Институт Люмьер. Этот проект – его авторская компиляция люмьеровского наследия, монтаж 114 кинокартин, разбитых на тематические главы. Сомневаюсь, что тут нужны мои комментарии. Смотреть, если вам интересно кино, обязательно: это и есть кино в его первозданном виде.

Райский сад до грехопадения, наступившего с приходом цвета, звука, актерских работ, операторских ухищрений и законов драматургии.

Леди Макбет (2016)

CoolConnections рекомендует

Люмьеры! (2016)

CoolConnections рекомендует