D6b3116e 3f4b 4266 a0f5 1520e9c008ed

Диалог Hi-Fi-уровня

A3e73a66 09ea 4000 b100 6756e733cd1c
Вадим Рутковский
28 мая 2018

Саймон МакБерни показал Москве «Встречу»

Спектакль лондонской компании Complicité закрыл фестиваль «Черешневый лес» и стал первым среди событий, посвященных 25-летию фестиваля «Золотая Маска».

Юбилей «Маска» отмечает в 2019-м, праздничных мероприятий, надо полагать, будет много, первое из них не стали откладывать на год и совместно с «Черешневым лесом» привезли уже сейчас.


Для «Маски» это не просто разовая гастроль свежего хита европейского театра, но продолжение традиции, начатой проектом «Легендарные спектакли и имена» (благодаря ему, в Москве побывали работы Хайнера Мюллера, Хайнера Геббельса, Кристианы Люпы), включение национального фестиваля в международный контекст. А «Встреча» – хит именно европейского театра: в копродукции с компанией британца Саймона МакБерни Complicité участвуют лондонский «Барбикан», Эдинбургский театральный фестиваль, берлинский «Шаубюне», швейцарский «Види-Лозанн» и Культурный центр Онассиса в Афинах (это в нём Димитрис Папаиоанну поставил «Великого укротителя», космическое ревю, нашумевшее в 2017-м в Авиньоне и на нашем фестивале NET).

За кажущимся аскетизмом – на сцене всего один исполнитель в будничной одежде, это сам Саймон МакБерни, пара колонок, офисный стол и стул, бутылки с питьевой водой и, в центре, немного инопланетная голова, которая окажется особой бинауральной аудиосистемой, – сложные (и, подозреваю, недешевые) технологии, позволяющие не столько видеть, сколько слышать спектакль.


Каждое зрительское кресло экипировано наушниками, до начала голос диктора настойчиво рекомендует проверить их работоспособность – важно, чтобы в нужный момент звук шел из левого наушника, а в нужный – из правого; и тут я украду ассоциацию, возникшую у Тани Круковской, моей подруги (и, кстати, эксперта «Золотой Маски» в этом году) – с «Кислородом» Ивана Вырыпаева. «А в каждом человеке есть два танцора: правое и левое. Один танцор – правое, другой – левое. Два легких танцора. И в каждом человеке есть два уха: правое и левое. Одно ухо – правое, другое – левое». «И если я сейчас у вас в правом ухе – переверните наушники»: последнее предложение – уже из теста МакБерни.

Исполнитель в спектакле один, а героев – много; голос Петра Попеску, автора книги «Сияние Амазонки», положенной в основу инсценировки, мы слышим из айфона МакБерни – он интервьюировал писателя несколько лет назад, начиная работу над «Встречей». За героя книги, американского фотографа Лорена МакИнтайра, отправившегося в 1969-м по заданию National Geographic в джунгли, в «сердце тьмы» (хотя в данном случае, скорее, света), к племени индейцев майоруна, МакБерни говорит, имитируя басовитый американский акцент. За себя – собственным голосом, «британским тенорком». История путешествия МакИнтайра становится многоуровневой аудиоинсталляцией – звук не просто путешествует из уха в ухо, он окружает со всех сторон и стремится пробраться во все уголки сознания (а если повезет, и подсознания – на выходе из театра я подслушал восторженную речь зрительницы: «Последний раз я чувствовала такое, закрыв «Сто лет одиночества»).


Визуальные эффекты (к ним можно отнести и лицедейство гиперактивного МакБерни) тоже есть; здесь хайтека немного, но весь – по делу; самый незабываемый приём – ослепительная вспышка софитов, взрывающая тьму зрительного зала в тот момент, когда МакИнтайр впервые увидел индейцев и рефлекторно потянулся к затвору фотокамеры. Впрочем, снимков, материальных свидетельств экспедиции, у него, кажется, не осталось – совсем скоро МакИнтайр лишится всех пленок и оборудования. То, что не растащат умные лесные обезьянки, майоруна отправят в костер вместе с собственным скарбом и наполовину построенными домами: каждый переход в глубь амазонских лесов, подальше от белых нефтедобытчиков, алчных современных колонизаторов, сопровождается тотальным обнулением.

МакБерни – редкий современный артист, существующий буквально между двумя практически непересекающимися мирами.


Для зрителей «Золотой Маски», «Черешневого леса» и прочих высоколобых фестивалей, он – новатор, изобретатель экспериментального театрального языка, замешанного на технологиях. В этом МакБерни, художник, глубоко погруженный в русскую культуру (в 2005-м Чеховский фестиваль привозил в Москву его «Шум времени», посвященный жизни и творчеству Дмитрия Шостаковича, в 2012-м Авиньонский фестиваль открывал его спектакль «Мастер и Маргарита»), радикально отличается от современных российских новаторов, для которых технологии неведомы, как леса Амазонии. Но и публика мультиплексов, про театр слыхом не слыхавшая, МакБерни прекрасно знает – хотя бы в лицо: он охотно снимается в голливудском кино (из недавнего – «Миссия невыполнима: Племя изгоев», «Заклятие 2», «Союзники»). Даром, что посыл «Встречи» отчасти посвящен критике общества потребления американского образца, и вообще этот поставленный в жанре авантюрно-приключенческого романа аудиовизуальный аттракцион – почти что «Затерянный город Z» – пропитан левой идеологией (что, кстати, тоже совсем не свойственно аполитичному русскому театру).

В случае МакБерни двуликая природа имеет и актерское, и человеческое происхождение; он как мало кто чувствует сегментарность мироустройства. Потому и рассказывает о встрече цивилизаций, культур, времен и памяти (отдельный слой спектакля – одновременное существование в театральном пространстве прошлого, настоящего и будущего) так увлекательно. Фокус, с которым и Голливуд не всякий раз справляется.