«Золотая Маска-2019» выбрала «Прощальный бал»


Вадим Рутковский
16 апреля 2019

Но не прощается и после церемонии награждения победителей: впереди – московские гастроли Кристофа Марталера и Саймона Стоуна. Шедевр «Знакомые чувства, смешанные лица» в Москве уже 18 апреля

Победителем в номинации «Драма большой формы» стала «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал», приз за режиссуру вручён Кириллу Серебренникову за потрясающие «Маленькие трагедии».

Освобождение Серебренникова из-под домашнего ареста случилось всего за несколько дней до церемонии, 8 апреля; радость эта со слезами на глазах – дело-то ещё не закрыто, Серебренников лишён свободы передвижения подпиской о невыезде, и сам факт почти двухгодичного содержания под арестом Серебренникова и его товарищей по проекту «Платформа» – чёрное пятно на всей современной российской истории. Ну а награде можно только аплодировать. Равно как и победе балета «Нуреев» в танцевальной номинации.


Все награды – на официальном сайте фестиваля; трансляция церемонии – на канале «Культура». Здесь – минимум комментариев.

Очевидно, что фестиваль – важнее премии, и 25-й фест – один из лучших за всё время существования «Маски». Итоговый призовой расклад всегда, каким бы ни был, оставляет разочарование.

Тем более, в год, когда выдающихся спектаклей – особенно в номинации «Эксперимент» – было на несколько порядков больше обычного. «Экспериментом» номер один жюри сочло опыт Всеволода Лисовского по превращению окраин Ростова-на-Дону в «Волшебную страну», фантазию-воспоминание о хмельном и артистичном былом (за думы отвечают надписи, инкорпорированные в окружающую среду). Много картинок из маршрута Лисовского – в тексте про номинацию «Эксперимент»; но и тут хотя бы от трёх не удержусь.




Это действительно очень живописная работа, в которой почти ничего не пришлось создавать специально: слово дали городу. Не мой любимый спектакль, но оспаривать приз невозможно: из 11-ти максимально непохожих работ выбрали принадлежащую самому, возможно, последовательному экспериментатору из номинационного списка.


Специальная премия – создателям спектакля «Родина»: «За эксперимент, ставший открытием». Спектакль, однако, закрыт.

Победитель в «Драме большой формы» – постмодернистский гигант Виктора Рыжакова «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал»; я писал о нём в тексте об этой номинации. Уже после его публикации на «Маске» сыграли грандиозный «антисоветский концерт» Дмитрия Егорова «Я.Другой.Такой.Страны.», осуществленный в Красноярском драматическом театре, самую точную сценическую версию текстов Дмитрия Пригова. И спектакль, сложившийся в дилогию с «Временем Секонд Хэнд» Егорова по Светлане Алексиевич: всё, чего лично мне не хватило в инсценировке Алексиевич, сполна было получено на Пригове.


Жюри отметило «Время», наградив за лучшую женскую роль второго плана Валерию Прокоп: не самое понятное мне решение, потому что Омский спектакль – ансамблевый, выделять кого-то одного из этого актерского хора, исполняющего реквием по советской мечте, как-то странно.

Самый неприятный сюрприз для меня – победа в «Драме малой формы» «Пианистов» Новосибирского театра «Глобус», пародии на актуальный современный театр, постановщик которой (Борис Павлович) определённо не глуп и знает, как надо, но вот с умением не задалось. Переложение скандинавской прозы – романа норвежского пианиста и беллетриста Кетиля Бьёрнстада, вероятно, с автобиографическими мотивами, о юном пианисте, вступающем во взрослую жизнь на исходе 1960-х – выглядело замшелым спектаклем из анекдота про театр как место, где в темноте люди громко говорят с неестественными интонациями. Напомню, что соперниками «Пианистов» были «Три сестры» Сергея Женовача, «1968. Новый мир» Дмитрия Волкострелова, сновидческая, похожая на путешествие по планете Солярис «Река Потудань» Сергея Чехова, острая, обжигающая «Антигона» Михаила Бычкова.


«Антигоне» Воронежского Камерного театра хотя бы отчасти повезло: приз за лучшую мужскую роль получил Камиль Тукаев, выдающийся артист; впрочем, странно, что у Татьяны Бабенковой, сыгравшей заглавную роль, номинации не было вовсе; но по этому поводу я уже шутил в первом тексте о «Золотой Маске-2019». А приз за лучшую женскую роль вручен Дарье Мороз, хотя её роль тоже, хм, мужская: барон Тузенбах в «Трех сёстрах» Константина Богомолова в МХТ.

В номинации «Куклы» тоже не без странностей: у Яны Туминой, участвовавшей в конкурсе с тремя(!) спектаклями (каждый – «Руслан и Людмила», «Комната Герды», «Деревня канатаходцев» – удивителен и прекрасен), приз за режиссуру «Комнаты Герды» в петербургском театре «Особняк».


А победа – у другой постановки из СПб, почти тошнотворно умилительных «Птифурах» «Кукольного формата», довльно примитивных по мысли («старость нужно уважать») и исполнению (два актера манипулируют миниатюрными фигурками, не злоупотребляя дополнительными сценическими возможностями). Зато про старушек – возрастная тема провоцирует на сентиментальность, от которой не застраховано самое высоколобое жюри.

Так или иначе, 25-й фестиваль «Золотая Маска» продолжается и после раздачи наград; идут показы «Золотой Маски в кино», продолжаются московские поэтические трипы Poe.Tri на «Золотой Маске в городе», стартуют гастроли легендарных столичных спектаклей в Южно-Сахалинске. А уже 18-го апреля начинаются московские гастроли берлинского «Фольксбюне». Спектакль Кристофа Марталера «Знакомые чувства, смешанные лица» не исчез и после ухода Франка Касторфа с поста интенданта и полного переформатирования репертуара.


Не только рукописи не горят. Всё обратимо.

Гамлет | Коллаж (2019)

CoolConnections рекомендует

Вишневый сад (2019)

CoolConnections рекомендует

Экман / Гёке / Нахарин (2019)

CoolConnections рекомендует