Экман / Гёке / Нахарин

Ekman / Goecke / Naharin

Хронометраж: 127 мин.
Возраст: 16+
Вечер одноактных балетов в московском Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко смело можно назвать одним из самых ярких и успешных танцевальных экспериментов последних лет. Обычно современной хореографией обтекаемо называют все то, что родилось на свет начиная середины XX века. Но в случае со сборником, который представляет МАМТ, всё честно: самый «старый» и самый знаменитый из трех балетов, «Минус 16» Охада Нахарина, родился в 1999 году; «Тюль» Александра Экмана появился на свет в 2012, а «Одинокий Джордж» Марко Гёке и вовсе в 2015-м. Так быстро современный танец, да еще такого качества, до российских театров добирается редко.  

В первом приближении «Тюль», балет шведа Александра Экмана, можно принять за классику или неоклассику: пачки, трико, построения кордебалета, дуэты. Но тот самый «тюль», пачечное обрамление – лишь завеса для слегка безумного симбиоза стилей и жанров, где есть всё, от классического балета до цирка. Похожий на многое и ни на что конкретно, живой, изящный, грубоватый, эклектичный, ироничный «Тюль» Экмана – совершенно новый для российского зрителя опыт. 

«Одинокий Джордж» Марко Гёке своим названием обязан имени галапагосской черепахи, последней из своего вида, умершей в 2012 году. Что знают об одиночестве люди, которых на Земле миллиарды? И что знал Джордж, оставшийся совсем один на многие десятилетия? Конечно, история не о черепахе или защите прав животных, хотя движения и звуки спектакля позволяют нам вспомнить о животном мире. Балет об одинокой душе, о тревожности и безысходности поставлен на очень подходящую сюжету музыку Шостаковича.

Если спектакль Гёке мрачен и даже немного депрессивен, то работа Нахарина «Минус 16» кажется гимном абсолютной свободе, драйву и бесконечности возможностей. Израильский хореограф, автор уже ставшей знаменитой импровизационной техники – языка «Гага», не любит говорить о смысле своих балетов. На репетициях он закрывает зеркала и запрещает наблюдать со стороны, чтобы артисты слушали и слышали себя, открывали в себе новые возможности. А те, кто воплощают эту свободу на сцене, открывают дверь в нее и зрителям. Некоторым – буквально. 

Тюль
Tyll

В ролях: Оксана Кардаш, Ксения Шевцова, Наталия Клейменова, Денис Дмитриев, Иван Михалев, Георги Смилевски, Дмитрий Соболевский, Елена Соломянко, Анастасия Першенкова
В первом приближении «Тюль», балет шведа Александра Экмана, можно принять за классику или неоклассику: пачки, трико, построения кордебалета, дуэты. Но тот самый «тюль», пачечное обрамление – лишь завеса для слегка безумного симбиоза стилей и жанров, где есть всё, от классического балета до цирка. Похожий на многое и ни на что конкретно, живой, изящный, грубоватый, эклектичный, ироничный «Тюль» Экмана – совершенно новый для российского зрителя опыт. 

Награды и фестивали:

Номинации на Премию «Золотая маска»:

  • Лучший спектакль в балете 

  • Лучшая женская роль (Оксана Кардаш)

Одинокий Джордж
Lonesome George

В ролях: Оксана Кардаш, Наталья Сомова, Наталия Клейменова, Ольга Сизых, Анна Окунева, Денис Дмитриев, Георги Смилевски, Евгений Поклитарь, Джошуа Трия, Иннокентий Юлдашев
«Одинокий Джордж» Марко Гёке своим названием обязан имени галапагосской черепахи, последней из своего вида, умершей в 2012 году. Что знают об одиночестве люди, которых на Земле миллиарды? И что знал Джордж, оставшийся совсем один на многие десятилетия? Конечно, история не о черепахе или защите прав животных, хотя движения и звуки спектакля позволяют нам вспомнить о животном мире. Балет об одинокой душе, о тревожности и безысходности поставлен на очень подходящую сюжету музыку Шостаковича.

Награды и фестивали:

Номинации на Премию «Золотая маска»:

  • Лучший спектакль в балете 

  • Лучшая женская роль (Оксана Кардаш)

Минус 16
Minus 16

В ролях: Максим Севагин, Дина Левин, Леонид Леонтьев, Анна Окунева, Иван Михалев, Дмитрий Соболевский, Иннокентий Юлдашев, Елена Соломянко, Джошуа Трия
Работа Охада Нахарина «Минус 16» кажется гимном абсолютной свободе, драйву и бесконечности возможностей. Израильский хореограф, автор уже ставшей знаменитой импровизационной техники – языка «Гага», не любит говорить о смысле своих балетов. На репетициях он закрывает зеркала и запрещает наблюдать со стороны, чтобы артисты слушали и слышали себя, открывали в себе новые возможности. А те, кто воплощают эту свободу на сцене, открывают дверь в нее и зрителям. Некоторым – буквально. 

Награды и фестивали:

Номинации на Премию «Золотая маска»:
  • Лучший спектакль в современном танце («Минус 16»)