C3830f40 383a 4a00 84cb 0abdad554095

Половое покрытие

B3cb6395 db04 47ac b40d 1b3bae60ac5d
Вадим Рутковский
5 декабря 2017

«Битва полов» – воинственное ретро, где в дуэль на теннисном корте вступают герои Стива Каррела и Эммы Стоун. Фильм проекта WhyNotMovie в прокате с 7 декабря

Политически корректная драма с элементами комедии и непредсказуемым эффектом: «мужская шовинистическая свинья» в ней выглядит подозрительно обаятельно, а политкорректность – пугающе.


Я белой завистью завидую своему другу-кинокритику Володе Лященко – потому что он дважды интервьюировал Эмму Стоун (и, более того, при второй встрече она его узнала и говорила уже как с добрым товарищем).

Стоун – богиня; и я был уверен, что в её экранных героинь нельзя не влюбиться.

Но вот случилась «Битва полов», и это – первый фильм, в котором персонаж Стоун вызвал у меня антипатию.

Нет, бывает, что большие актрисы сознательно становятся чудовищами.

Вот как Шарлиз Терон, располневшая и изуродовавшая себя (бомжовыми шмотками и гримом, достойным Рика Бейкера) для роли серийной убийцы Эйлин Уорнос в «Монстре». Но «Битва полов» – не тот случай. Правда, героиню Стоун, теннисистку Билли Джин Кинг, с «монстром» Уорнос роднит сексуальная ориентация (парикмахершу Мэрилин, в которую влюбилась Кинг, играет еще одна отличная актриса, англичанка Андреа Райзборо), но это так, к слову, из необходимости рассказывать о коллизиях рецензируемого фильма. Вообще же ничего «монструозного» в Билли Джин Кинг нет;

Стоун совсем чуть-чуть, следуя исторической справедливости, подпортила внешность – очками и стрижкой (да и то покуда её волосы не попали в умелые руки Мэрилин), но когда спортивные комментаторы на экране говорят, что Билли Джин можно с корта перебираться на съёмочную площадку в Голливуде, верится им легко.


Билли Джин Кинг – героиня практически безупречная: умница, красавица, теннисистка от Бога (на минуточку, рекордсменка по числу побед на Уимблдоне) и благородный борец за права женщин. Начинается «Битва полов» с требования Билли Джин уравнять призовые гонорары спортсменов и спортсменок; не добившись справедливости, Кинг создаёт самостоятельную женскую теннисную ассоциацию – рискуя карьерой. Это – преамбула к основному событию, историческому выставочному матчу с Бобби Риггсом (его играет бесподобный комик Стив Каррел), на который Кинг решилась, дабы не словом, а делом выступить против дискриминации женщин.


«Битва полов» – официальное название поединка! – прошла 20 мая 1973 года в исполнинском хьюстонском дворце спорта «Астродом» – на глазах у миллионов телезрителей, следивших за прямой телетрансляцией. Кинг на тот момент было 29, Риггсу, в прошлом – первой ракетке мира, – 55; впрочем, возраст не помешал ему за два месяца до этого разгромить австралийку Маргарет Корт. Кинг шла на риск – пенсионер Риггс всерьез решил доказать мужское превосходство. Но стоп: слово «всерьёз» здесь как раз не совсем уместно.

Риггс вступил в борьбу с широкой улыбкой, веселясь и хохмя, в компании милейшего минипига и не стесняясь называть себя фирменным феминистским ругательством «мужская шовинистическая свинья». Вот в этом полярном отношении к собственной персоне и кроются причины возможного распределения зрительских симпатий по гендерному признаку: герой «Битвы полов» весел и ослепительно самоироничен, героиня – напряжена и очень уж серьёзно к себе относится.

Для Риггса жизнь – развлечение, для Кинг – борьба.


Нет, всё понятно, социальное устройство в 1970-е было еще дальше от идеала, чем даже в наши непростые времена, конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин была принята только в 1979-м, и кино не устает напоминать об ужасах совсем недавнего прошлого:

вот Швейцария выдвигает на «Оскар» «Божью волю», из которой можно узнать, что еще в 1971-м швейцарские женщины были отлучены от участия в выборах, вот только что показанный на German Fest «Когда угасает день» мимоходом проговаривает, что в Западной Германии вплоть до конца 1970-х замужние женщины могли устроиться на работу только с согласия мужа. Очевидно, Кинг бьётся за правое дело. Только наблюдать за шкодливыми выходками Риггса гораздо интереснее: тут артист чудит!


Да, когда канал, организовавший трансляцию, пригласил комментатором Джека Креймера (Билл Пуллман), основателя Ассоциации теннисистов-профессионалов и главного идеологического антагониста Кинг, она под угрозой отмены матча потребовала, чтобы Креймер в эфире не появлялся: мол, негативная оценка Креймером женского спорта порочна и недопустима. По-моему, странный поступок для апологета свободы и равенства.

Этот эпизод невольно рифмуется с нынешней моралистической истерикой, этакой «диктатурой добродетели», извращающей самые благие намерения и инициирующей шизофреническую «охоту на ведьм».

Её жертвами становятся и люди (вы и сами в курсе т.н. секс-скандалов, когда сомнительных обвинений в «домогательстве» оказывается достаточно для уничтожения карьеры), и произведения искусства: «Последнее танго в Париже» Бертолуччи (на которое новая волна травли накатила в прошлом году) или – совсем свежий скандал – полотно Бальтуса Thérèse Dreaming: его активные гражданки Нью-Йорка потребовали изъять из экспозиции Метрополитен-музея (пока, к счастью, безуспешно).


А за неделю до выхода «Битва полов» в российский прокат в Москве у памятника Крупской прошел пикет против насилия над женщинами.

Тут какое-то вопиющее неравноправие: отчего это насилие над женщинами должно отличаться от насилия над мужчинами? Разве не любое насилие недопустимо?

Кинг, конечно, ни при чем, но если использовать мораль как оружие, почему бы не обвинить её в разновидности эйджизма: вышла на изначально неравный поединок с пожилым человеком.


В этом тексте совсем немного про, собственно, фильм. Но с профессией у дуэта Валери Фэрис и Джонатан Дейтона, постановщиков нетленки «Маленькая мисс Счастье», всё в порядке, а лучший аргумент в пользу «Битвы» – то, какие возмутительно сильные переживания она провоцирует. 

Thumb f8c873a1 9185 4d91 8a6d e1602ba42712