D8377416 7c81 489e 8ce6 43965ee9d9b4

Театр будущего

A3e73a66 09ea 4000 b100 6756e733cd1c
Вадим Рутковский
8 февраля 2019

Жако ван Дормель, Лев Додин, Орельен Бори, VR, акробаты на высоте 40 метров и академическая музыка: гид по 9-му Платоновскому фестивалю искусств, который пройдет в Воронеже с 1 по 16 июня

Билеты на большинство событий главного театрального (но не только) нестоличного фестиваля в России исчезают задолго до его начала. Поэтому уже сейчас рассказываем о самом интересном на Платоновском.

Кинофестивали объявляют программу в лучшем случае за месяц до старта. Другое дело – театральные смотры (Платоновский не случайно называется фестивалем искусств, в его программе – концерты, выставки, книжная секция, кино, однако театр всё же доминирует, на нём и сосредоточимся). Большинство крупных театральных фестивалей «готовит сани летом», то есть, публикует полное расписание и открывает продажи билетов уже зимой. Мы тоже решили не ждать.


1. Братья и акробаты

Программа Платоновского велика, потому фестиваль начинается с показов сразу на нескольких площадках. Но официальный спектакль открытия – один. В 2018-м им был размашистый социокультурный эксперимент «100% Воронеж», номинированный на «Золотую Маску» как эксперимент. Тут уместно заметить, что неоднозначная реакция городских властей (без поддержки которых Платоновский не смог бы существовать) на проект Rimini Protokoll вызвала уйму разговоров – не падёт ли фестиваль жертвой цензуры (которую в России Конституция запрещает, а руководство, не смущаясь, устанавливает)? Нет, не пал, и с программой всё в порядке.

Спектакль открытия от политики далёк – но идеален именно как начало большого театрального праздника.


Это демократичное, доступное всем уличное представление испанского театра-цирка Grupo Puja! «Космос» – шоу, в котором акробаты воспаряют на высоту 40 метров (фестиваль буквально задаёт высокую планку).

На Платоновском небесные танцы будут отражаться в «воронежском море». 

Так любовно называют здешнее водохранилище, разделяющее город-колыбель русского флота на Левый и Правый берега; водоём, может, и не самый чистый, но выглядит здорово.

Параллельно «Космосу» (и в рифму с ним!), уже под крышей Театра оперы и балета пойдёт французский танцевальный спектакль «Вертикаль». На «Территории» гостил другой спектакль хореографа Мурада Мерзуки, «Пиксель». «Вертикаль» – одна из российских премьер Платоновского.


А третьим спектаклем, с которого начинается фестиваль, станут великие «Братья и сёстры» Льва Додина, эпос по роману Фёдора Абрамова, поставленный в 1984-м и возрожденный в 2015-м с новым, молодым актерским составом.

Вроде бы, про прошлое, про историю, но обжигающий, ни на йоту не утративший трагической актуальности.


Я смотрел его в Петербурге 7 декабря 2003 года, в день выборов в Госдуму – и наивно удивлялся, как так: вот люди стоя аплодируют великой вещи, в которой всё про Россию. И они же голосуют за «Единую Россию» (собравшую тогда где-то две трети голосов)? Что же, искусство настолько далеко от народа? Тем не менее, сохраняю наивную уверенность, что чем больше людей увидит «Братьев и сестёр», тем вменяемее будут результаты выборов.

Вообще, всё будет хоть немного разумнее и человечнее.

2. Мольер на Платоновском

Хит Воронежской программы фестиваля – новый спектакль Михаила Бычкова «Кабала святош» на большой сцене Камерного театра. В 1930-м году пьеса Михаила Булгакова, уже принятая Художественным театром к постановке, была запрещена Главреперткомом. Полтора года спустя, после личной встречи автора со Сталиным и вмешательства Макисма Горького, «Кабалу святош» разрешили – переименовав в «Мольера» и подвергнув цензуре. Что не помешало в 1936-м осудить и уничтожить спектакль, переживший всего несколько представлений. Следующая постановка датирована только 1966-м, когда «Мольера» в будущем «Ленкоме» поставил Анатолий Эфрос.


Легко предположить, что Бычков будет инсценировать пьесу о писателе и тирании как актуальный текст.

Классики – и Булгаков в их числе – даже без внешнего осовременивания звучат остро.

Параллельно на Платоновском – другой Мольер, уже не герой, а автор: «Дон Жуан», поставленный в «Сатириконе» Егором Перегудовым (здесь – о его грандиозном «Одном дне в Макондо») с Константином Райкиным в главной роли.


3 июня откроется и музыкальная программа фестиваля: вечером камерной музыки к столетию Мечислава Вайнберга и концертом немецкого виолончелиста Альбана Герхардта. Я не собираюсь выдавать себя за знатока классической музыки, но беглый интернет-ресерч показывает, что

Герхардт славен интерпретациями Шостаковича.

Так в программе Платоновского снова возникает мотив судьбы художника в тоталитарной стране.


3. Пальцы ван Дормеля

Событие, которое может привести на Платоновский и киноманов, – «Холодная кровь», бельгийский мультимедийный проект хореографа Мишель Анн де Мей и кинорежиссера Жако Ван Дормеля, автора «Господина Никто» и «Новейшего завета». Коллаборация двух фантазеров из разных областей искусства привела к появлению коллектива Kiss&Cry и рождению «киноспектакля», в котором на наших глазах создаётся рукотворное кино:

жизнь человека, рассказанная на пальцах.

Приём, восходящий к чаплинскому «танцу с булочками» из «Золотой лихорадки», использован для построения целой Вселенной.

 

Ещё один зарубежный хит Платоновского – «ASH / Пепел» французского хореографа Орельена Бори, поставленный для индийской танцовщицы Шанталы Шивалингаппы. В 2016-м Бори уже был на Платоновском – с невероятными «Сплетениями», где среди тысяч пронизывающих сцену нитей танцевала Каори Ито. В «Пепле», посвященном богу Шиве, таких сценографических чудес, кажется, нет.

Но выглядит всё очень заманчиво.

Постоянный гость Платоновского, любимец российских зрителей, отзывающихся на сентиментальность и нехитрый юмор его эффектных и легких спектаклей, – Даниэле Финци Паска. Он привозит в Воронеж новое шоу «Для тебя». В названии скрыто посвящение жене, умершей в 2016-м.

Но каждый зритель может льстить себе, думая, что швейцарский принц цирка обращается именно к нему.


4. Новые технологии

VR – технология, которую придумал не иначе как тот бог, что равно влюблен и в кино, и в театр, и в современное искусство.

Было бы странно, если бы Платоновский с его ставкой на союз искусств, прошел мимо опытов виртуальной реальности.

В программе фестиваля – швейцарский экспириенс VR_I, который я видел в Венеции, где он участвовал в программе Best of VR.


Одним только шлемом здесь дело не обходится, в экипировке – рюкзак и датчики на руках и ногах,

в виртуальный мир отправляется всё ваше тело – а также тела других участников.

Впрочем, напрямую взаимодействовать друг с другом не нужно, VR_I готовит другое приключение: встречу с танцующими великанами.


5. Платонов с переводом

Отдельная секция Платоновского – спектакли по Андрею Платонову, обнаруженные в разных точках планеты.

В 2018-м фестиваль нашёл Платонова в Болгарии. В этом году в Воронеж приезжают «14 красных избушек» из Нью-Йорка и «Блаженство» по «Реке Потудань» из Кембриджа. «Потудань», кстати, – один из самых востребованных кино и театром текстов Платонова; см. фильмы Сокурова и Кончаловского и спектакли Женовача и Сергея Чехова; псковскую работу Чехова, участвующую в «Золотой Маске», в Воронеже тоже покажут.


Особо – об интернациональном проекте Ольги Житлиной «Перевод», трансформирующем повесть «Джан» в интерактивный диалог с участием беженцев.

Это – больше, чем просто спектакль; театр, выходящий за пределы искусства; не развлечение, но жизненный опыт.

«Многие сюжеты истории блуждающего по туркменской пустыне потерянного, неприкаянного народа могли бы быть проиллюстрированы фотографиями из мобильных телефонов беженцев», – говорит Ольга.


У меня с этим текстом никаких современных ассоциаций не возникает, и театральное воспоминание – только одно, старый спектакль Романа Козака с хореографией Аллы Сигаловой; чистое искусство для искусства. Тем интереснее увидеть, как фантастическая проза Платонова коррелирует с горячими новостями.