2023cac2 19f6 4c2e b844 044eb7e44eba

«Золотая Маска-2018»: Палачи и принцессы, поэты и ангелы

B3cb6395 db04 47ac b40d 1b3bae60ac5d
Вадим Рутковский
6 февраля 2018

6 февраля начинается 24-й Национальный театральный фестиваль, который завершится 15 апреля – вручением наград на Новой сцене Большого театра

«Золотая Маска» – фестиваль-исполин, гастроли номинантов – лишь одна из его сторон. Фестивальный многогранник складывается из внеконкурсной панорамы российского театра «Маска Плюс», театральной интервенции на городские улицы, секции «Детский weekend», кинопоказов, онлайн-трансляций (впервые в истории фестиваля!) и вручения почетных премий, для которых в 2018-м выделен отдельный вечер:

27 марта, в Международный день театра, в Бетховенском зале Большого будут чествовать лауреатов премии «За выдающийся вклад в развитие театрального искусства России» – москвичей Владимира Андреева, Валентина Гафта, Александра Ширвиндта, Аллу Покровскую, Галину Анисимову, петербуржцев Николая Боярчикова, Ивана Краско, Владимира Рецептера, воронежского актера Анатолия Гладнева, режиссера из Курска Юрия Бурэ-Небельсена, мурманскую актрису Аллу Журавлеву и актрису из Чебоксар Веру Кузьмину. Все детали – на официальном сайте фестиваля, здесь – экспресс-анонс: про хайлайты и первых участников.


В 2018-м главный российский театральный фестиваль, ведущий к вручению самой значимой премии, начинается в мрачной обстановке: наш великий современник, режиссер Кирилл Серебренников, и административная команда проекта «Платформа» – самого яркого театрального предприятия в Москве начала 2010-х годов – арестованы по абсурдному обвинению в хищении госсредств. Дикость, оживший Кафка – и удручает в ситуации не только произвол следствия и суда, но и инертность театрального мира. Кажется, что из крупных режиссеров только Михаил Бычков, худрук Воронежского Камерного театра, не устает напоминать о чудовищном положении вещей. 15 февраля Алексею Малобродскому, работавшему на «Платформе» генеральным продюсером и находящемуся сейчас в СИЗО, исполняется 60 лет – Бычков предложил провести в этот день одиночные пикеты в поддержку Алексея Аркадьевича.

Как отзовется на судебное преследование коллег «Золотая Маска», покажет время.

В списке претендентов на премию – «Ахматова. Поэма без героя», спектакль Кирилла Серебренникова и Аллы Демидовой в «Гоголь-центре» (подробно об «Ахматовой» – здесь): кроме основной номинации «Лучший драматический спектакль большой формы» в частных номинациях представлены Серебренников и Демидова (за режиссуру и женскую роль). Жюри драматического театра (его возглавляет театровед Алексей Бартошевич) посмотрит эту часть проекта «Звезда» уже 27-28 февраля.

Очевидно, что сценический шедевр Серебренникова/Демидовой попал бы в число номинатов в любых обстоятельствах; никакой «гражданской отваги» со стороны экспертного совета тут нет, просто игнорировать «Ахматову» невозможно.

Ну а Серебренникову, как горько заметил Анатолий Васильев, отозвавший свою работу «Старик и море» из конкурса, нужна не премия, а свобода.

В первой, февральской конкурсной секции «Золотой Маски» есть еще один спектакль «Гоголь-центра» – тоже из поэтического цикла «Звезда». «Кузмин. Форель разбивает лёд», четыре номинации: лучший спектакль большой формы, режиссура Владислава Наставшева, актерские работы Ильи Ромашко и Одина Байрона (на фото ниже Байрон и Георгий Кудренко).


Вот в его выдвижении – исхожу исключительно из собственного мнения о спектакле – чувствуется желание экспертов поддержать «Гоголь-центр», из актуального репертуара которого слишком уж выбивается это томное, старомодно-эстетское сочинение Наставшева, будто бы укутанное в черный пыльный бархат и подсвеченное чадящими стеариновыми свечами. Но это дело вкуса. А в связи с тем, что первыми конкурсными показами драматической секции идут «Ахматова» и «Кузмин», хочется сказать:

«Гоголь-центр» начинает и выигрыает. И это не зависит от призового расклада.

Стартует же «Золотая Маска» 6-го февраля балетом Сергея Прокофьева «Золушка» – спектакль Пермского театра оперы и балета поставили хореограф Алексей Мирошниченко и дирижер Теодор Курентзис.


Сказочное действо перенесено в советские 1950-е: по словам хореографа, это – «средство терапии», попытка «примирения» с советским прошлым – чтобы оно «из могилы не хватало нас за рукава».

Судить «Золушку» будет жюри музыкального театра под председательством дирижера Санкт-Петербургского «Зазеркалья» Павла Бубельникова. Но необязательно быть профессионалом, чтобы включить «Золушку» и еще одну постановку Пермской оперы, Cantos Алексея Сюмака (этот рассчитанный всего на 150 зрителей эксперимнтальный оперный проект, придуманный вместе с художником в Москве покажут 10-го и 11-го февраля), в число самых заметных участников «Золотой Маски».


Курентзис – больше, чем просто выдающийся дирижер; палочка в его руках определенно становится волшебной, а он походит на мага, заводящего зал эффективнее любого рок-идола. В вампирской саге Евгении Микулиной Курентзис стал прототипом лидера богемно-инфернального тайного общества – энергетика располагает.

К нам едет «Губернатор»Спектакль Андрея Могучего (основная номинация и четыре частных – работа режиссера, работа художника Александра Шишкина, работа художника по свету Стаса Свистуновича и мужчкая роль Дмитрия Воробьева) – еще одна сенсационная февральская гастроль.


Рассказ Леонида Андреева «Губернатор» – рефлексия героя, отдавшего жуткий приказ («рабочие с пригородного завода, уже три недели бастовавшие, (...) пришли к нему с требованиями, которых он, как губернатор, осуществить не мог, и повели себя крайне вызывающе и дерзко (...). Потом, когда свитские увели его на балкон, – он все еще хотел сговориться с толпой и успокоить ее, – рабочие стали бросать камни (...). Тогда он разгневался и махнул платком. Толпа была так возбуждена, что залп пришлось повторить, и убитых было много – сорок семь человек; из них девять женщин и трое детей, почему-то всё девочек»), жестокая хроника – не революционной борьбы, но внутренней жизни палача поневоле, растянувшийся на полсотни страниц диагноз совести как смертельной болезни. В своей сценической версии Могучий использует и текст Андреева, и элементы психологического театра, однако доминируют в этом ницшеанской по размаху постановке образы.


Петербургский «Губернатор» – галлюцинация длиной в полтора часа, макабрический вальс, спектакль, превращающий публицистическую тему в кошмарный и изумительно красивый морок, где ангелы неотличимы от бесов, навязчивый сон о кровавой стране, призраках свободы, фатальных изъянах «общественной добродетели» и частной, неподсудной государству, но неискупимой вине.

Спектакль БДТ, конечно, лучше смотреть на родной сцене – он тонко вписан в торжественное классицистское пространство Людвига Фонтана. В приглушенных тонах модернистского шехтелевского МХТ эта эпическая театральная инсталляция будет, вероятно, смотреться иначе – но точно не менее впечатляюще.