Ac55049a 9653 4a97 b0d4 b3b8e6cc7bcd

В чем сила, Иво?

B3cb6395 db04 47ac b40d 1b3bae60ac5d
Вадим Рутковский
7 июля 2017

«Тайная сила» нидерландской театральной компании Toneelgroep Amsterdam – один из хедлайнеров Чеховского фестиваля

Эффектный спектакль парадоксальным образом убеждает, что работы Иво ван Хове не проигрывают и при трансляции в кинотеатре.

Гастроли труппы Иво ван Хове на сцене Театра им. Моссовета проходят при аншлагах, что можно объяснить и звездным статусом режиссера, и – в полушутку – нашествием тех, кто не попал на играющего в те же дни на другой площадке Лепажа, и – уже всерьез – новизной театрального материала. Хотя сам роман нидерландского классика Луи Куперуса «Тайная сила» совсем не нов, он написан на рубеже XIX и ХХ веков и, несмотря на относительно лаконичную продолжительность спектакля (1 час 55 минут без антракта), кажется обстоятельно неторопливым, связывающим несколько сюженых линий разной экзотичности.


Отто ван Аудейк, наместник Нидерландов на острове Ява, озабочен смещением местного регента Сунарио, потворствующего карточным играм и иному непристойному поведению своего брата.

Но, увлеченный государственными делами-интригами, Отто не замечает (или не желает замечать, несмотря на анонимные письма-доносы) других творящихся у него под носом непристойностей: романов своей жены Леони сразу с двумя молодыми людьми – пасынком Тео и Адди, нежеланным (из-за слишком смуглой, слишком «ост-индийской» кожи) женихом падчерицы Додди.

Устранение регента приводит к волнениям в среде аборигенов, замять которые Отто пытается с помощью жены Сунарио. В действии также участвуют незаконнорожденный старший сын Отто и пара взаимно, но безнадежно влюбленных друг в друга (каждый связан брачными узами) голландских переселенцев, смертельно тоскующих по Европе, где нет жары, влаги и насекомых, превращающих роскошные ковры и платья в тлен.


Просторная, выложенная живописным деревянным настилом сцена почти свободна от декораций (рейл для одежды, позволяющий актерам переодеваться, не отходя за кулисы, рояль, набор экзотических инструментов, зеркало, красиво разбивающееся невидимым булыжником, брошенным в момент народных волнений, да стол у левого края, периодически заполняемый сугубо декоративным рекизитом, – вот, кажется, и всё). Что не мешает спектаклю роскошно выглядеть: сценографический минимализм компенсируют видеопроекция и спецэффекты.

Раскованная российская публика, увидев струи воды и пара, имитирующие (в сопровождении вспышек света) тропический шторм, не стесняется щелкать камерами смартфонов – но если вы не совсем неискушенный зритель, представить этот водный люкс вам не составит труда.


2017-й стал чуть ли не годом ван Хове в России – благодаря кинотрансляциям сразу двух его свежих постановок.

Театральным ремеслом ван Хове владеет безупречно, потому и способен выпустить с коротким зазором в полтора месяца и «Гедду Габлер» в лондонском Национальном театре, и «Одержимость» в «Барбикане». Кстати, оба спектакля, пусть и основаны на произведениях, гораздо более известных, чем «Тайная сила», выглядят неожиданее: пьесу Ибсена современным языком переписал Патрик Марбер, ловко адаптировавший страсти XIX века к узнаваемому быту наших европейских современников, фильм Висконти в версии ван Хове превратился, напротив, в немногословную медитацию на тему рокового искушения (подробнее – в текстах Леонида Александровского).

Глядя на «Тайную силу» из десятого ряда партера, я поймал себя на мысли, что то же самое только выиграло бы в кино – крупные планы точно бы не помешали.

Безусловно, в театре можно почувствовать вещи, невозможные в кинозале – например, холод, пробирающий в моменты водных аттракционов. Но в данном случае, этот холод – всего лишь издержка технологий, результат работы ветродуя, насылающего на зал дым-туман. А ван Хове – эталонный режиссер-технолог, рационально разлагающий роман-первоисточник на составляющие.

В наличии и человеческая страсть, и природные стихии, и по-прежнему горячая тема столкновения культур, условно цивилизованной и языческой, пронизанной мистическими верованиями. Но непереводимой на языки других искусств чисто театральной магии за этим нет – только отлаженная машинерия и точность выполнения пластических этюдов. Разве что работа Халины Рейн – партнерши Джуда Ло по «Одержимости» – в роли Леони оживляет режиссерскую конструкцию.


Когда-то «Тайную силу» собирался экранизировать Пауль Верхувен, великий певец плоти. Рейн вполне могла бы сыграть и у него – но это, опять же, было бы кино.

Thumb 845573f8 b86c 408f 9bd5 cb9f775f918d

Одержимость (2017)

CoolConnections рекомендует

Thumb 5121959e 7475 430e 9947 eb5276cc689c

Гедда Габлер (2017)

CoolConnections рекомендует