0e204fac 5c88 4e92 9db2 0ea905384129

Видели «Ночь»

Bce347ec a178 43f4 92f7 3401119ce858
Леонид Александровский
11 мая 2017

«Двенадцатая ночь» Саймона Годвина в Национальном театре

Последней заметной лондонской «Двенадцатой ночью» был знаменитый глобусовский спектакль Тима Кэрролла  пятилетней давности – римейк постановки 2002 года и один из суперхитов проекта TheatreHD. Пресловутая гендерная сумятица шекспировской комедии была решена в том спектакле дважды остроумно. С одной стороны – подчеркнуто традиционалистcки: с помощью чисто мужской труппы в стиле елизаветинско-якобианского театра начала XVII века. С другой, вполне радикально: мало кто в наше время, кроме законченных театральных авангардистов и/или архивистов, решится занять в роли Виолы мужчину (поскольку в этом случае актеру приходится выполнять двойную задачу – изображать женщину, изображающую мужчину). Главным манком «Двенадцатой ночи»-2012 был контрастный дуэт Марка Райлэнса и Стивена Фрая: центробежный танец пластического виртуоза и суперпрофессионала Райлэнса (чья Оливия была выносящей мозг смесью пластики кабуки, статичной маски комедии дель арте, грима Клауса Номи и хореографии кружащегося дервиша) и словно случайно забредшего на подмостки «Глобуса» Фрая, чей Мальволио был не напыщенным идиотом, а таким грузным несчастным одиноким дядькой, над которым снова всласть поиздевались.

В отличие от исторически оправданных экспериментов «Глобуса», гендерные трансформации спектакля Национального продиктованы, скорее, политкорректной повесткой. Недаром в прологе трансляции представлена мини-галерея вдохновлявших создателей современных персонажей, среди которых – комик Эдди Иззард, художник Грейсон Перри (оба – видные британские кроссдрессеры) и неизбежная Кончита Вурст.

С другой стороны, Шекспир по-прежнему остается главным театральным идеологом изощренных стратегий в формате gender fluid; в этом смысле, вся история шекспировского театра есть не что иное, как серия более или менее удачных попыток осмыслить и воспроизвести невероятную свободу, с которой Бард тасовал мужское и женское.

Гамлета-то играла еще Сара Бернар, не говоря уж о нашей выдающейся современнице Максин Пик; Фиона Шо, в свою очередь, была далеко не самым женоподобным Ричардом Вторым, а ради Хелен Миррен волшебник из «Бури» временно сменил родовое окончание и переквалифицировался в Просперу.

В спекатакле Саймона Годвина драматургическую операцию по смене пола делает не только Мальволио – и превращается в Мальволию! – но и придворный шут Фесте в смачно кабаретном исполнении комедиантки Дун МакКичан. Главная же звезда постановки Тэмсин Грег (уже имеющая Премию Оливье за роль в другой шекспировской комедии – «Много шума из ничего») играет чопорную педантессу Мальволию с почти геометрической выверенностью жестов и ужимок.

А уверовав в чувства Оливии, и вовсе превращается в брутальную героиню лесбийских кошмаров а ля Джуди Денч из фильма «Скандальный дневник».

Более реалистично и естественно смотрится главная актерская удача спектакля – Оливия в исполнении самой, пожалуй, заметной британской актрисы «до тридцати» Фиби Фокс. Со времени своего дебюта в проекте TheatreHD в «Виде с моста» Иво ван Хове в 2014 году, Фиби успела сняться во втором цикле шекспировского сериала BBC «Пустая корона», обжить послевоенный Лондон в теледетективе Стивена Полякова «Близко к врагу» и окончательно всех в себя влюбить ролью сестры Вирджинии Вульф Ванессы Белл в трехсерийном биопике «Жизнь в квадратах». Со своей первой большой шекспировской работой Фиби справляется идеально, меняя ненавязчивое комикование на уместный серьёз без всяких потуг на стилизацию.

Мягкость и натуральность актерской манеры Фокс – редкие качества в британском театре, каковые в этом спектакле оказываются триумфально оттенены куда более привычной в Вест Энде и Саут Бэнке гротескной бравадой «рейвера» сэра Тоби в шикарном исполнении Тима МакМуллана.


Позиция режиссера в блокбастерных постановках под звезду – к тому же, с high concept-подоплекой (Мальволио/Мальволия) – зачастую сводится к амплуа «неплохого организатора». Ветеран «Ройал Корта« Саймон Годвин в последнее время с удовольствием занял как раз такую нишу постановщика статусных модернизаций репертуарной классики; «Двенадцатая ночь« – его четвертый спектакль, показанный в рамках TheatreHD, после «Двух веронцев», «Человека и сверхчеловека» и «Хитроумного плана щеголей».

Постановочный стиль Годвина – нераздражающе беспечная эклектика, где все приемы хороши, все идет в дело и все классно смотрится, будь то фантазийно аранжированная сценография с крутящейся сценой, мотоциклы-автомобили и шум призмеляющегося вертолета, темные очки вместо траурных вуалей или по-феллиниевски оргазмические ванны в фонтане.

Отдельной похвалы заслуживает роскошное музыкальное оформление, организованное постоянным подельником Годвина, композитором Майклом Брюсом. Свежо звучащие песни – неизменная составляющая любой успешной постановки шекспировской комедии. И тут уж можно не сомневаться, что главный эстетический шокер спектакля – вставная ария «Быть или не быть» в исполнении огромной чернокожей drag queen в ночном клубе «Элефант» – навсегда останется в памяти большинства благодарных зрителей. Так же как и финальная «ошибка» герцога Орсино, которая отнюдь не стала роковой и в которой, словно в последнем воздушном поцелуе гения, сошлись все гендерно-матримониальные сумятицы, путаницы, неурядицы и непонятки Саймона Годвина и самого Шекспира.

Thumb 5d690e42 9402 44ac 91e3 820495707587

NT: Двенадцатая ночь (2017)

CoolConnections рекомендует