C2d9232d 2ea8 4794 9a2e 7d2efb27c231

Грешить, так с музыкой!

A3e73a66 09ea 4000 b100 6756e733cd1c
Вадим Рутковский
20 ноября 2018

30 ноября в Москве открывается 20-й фестиваль «NET – Новый европейский театр»

Юбилейный фест объединяет все фирменные мотивы NET’а: в программе есть титаны и новички, театр, разрушающий привычные представления о норме, и пограничное с театром современное искусство, спектакли на сцене (live) и киноэкране (в записи).


И начинается NET впервые не в театре, а в кино – с большой ретроспективы, причем не только в Москве: Санкт-Петербург, Екатеринбург, Казань, Калининград тоже вовлечены в показ пяти легендарных спектаклей, гостивших на предыдущих NET-фестах.

1. Театр в кино

Первый шаг на этом пути NET сделал в прошлом году, посвятив серию кинопоказов эпохе Франка Касторфа в берлинском Volksbühne. Она закончилась с приходом нового руководства, спектакли, снятые с репертуара, не исчезли совсем, но выжили, будучи (простите за каламбур) снятыми на видео.

Двадцатый NET отмечает эфемерность театра и его способность выживать, превращаться в фильм-спектакль, сохраняя «личность».

В статусном «Октябре», где проходит ММКФ и еще десятки кинофестивалей, демонстрируется юбилейная коллекция спектаклей, побывавших на фестивале в разные годы. Список непредсказуемый. Конечно, «Мой большой спектакль» Давида Эспинозы (1 декабря) будто просится на большой экран – там же играют крошечные игрушечные фигурки, ты, как Гулливер, восседаешь на трибуне и даже с первого ряда (а всего-то их три) не факт, что разглядишь все лилипутские детальки. Живое присутствие на рукотворном представлении прекрасно, но хочется крупных планов – и потому уже на спектакле каждый зритель получал маленький листочек (вроде бумажного клочка с номером телефона на уличных объявлениях доцифровой эпохи), а там – ссылка на vimeo и пароль, чтобы посмотреть всё то же на видео. Теперь пароль не нужен, можно просто купить билет.


Есть в кинопрограмме «Деменция» Корнеля Мундруцо (1 декабря) – вполне кинематографичная работа завсегдатая Каннского конкурса. Фильм-спектакль другого великого венгра – «Войцек» Жозефа Наджа (30 ноября) – давно стал классикой видеотеатра. Но я ума не приложу, на что похожа видеоверсия «Долгой жизни» Алвиса Херманиса (2 декабря), где место действия – комнаты советских стариковских квартир, воссозданные с фантастическим тщанием, до последней мелочи; с коридором, сквозь который ты проходишь в зал; с запахами и скрипами. Но здорово, что этот во всех отношениях редкий театральный проект доступен для просмотра – пусть и без запаха, зато навсегда.


И купающиеся в белых облаках муки «Ромео и Джульетта» (2 декабря) Оскараса Коршуноваса (литовский режиссер сделал две равноуважаемых семьи хлебопеками) потеряли при видеодокументации мучной запах, но наверняка сохранили азарт и страсть.

2. Капитал большой и маленький

Показ в России спектаклей самых-самых (богов, героев, гениев etc etc) всегда был важнейшей частью политики NET’а – наравне с открытием новых имён. Кит (и хит) юбилейного смотра – антиутопический концерт Кристофа Марталера «Мы берём это на себя» (10 и 11 декабря в Театре Наций), меланхоличный фарс, отправляющий нас – вместе с финансовыми воротилами, гражданами государства-отстойника Bad State – в космос. Для искупления грехов. Нелепо, смешно, безрассудно, безумно, волшебно; чёткий антибуржуазный посыл – и ценимое богемной буржуазией всех стран изящество. Отдельный повод посмеяться – национальная принадлежность этих грешных «Нас»: антикапиталистический концерт поставлен на сцене драмтеатра Цюриха, в логове банкиров и финансистов. А также в колыбели русской революции. Чудесная, конечно, страна Швейцария, умело сохраняющая нейтралитет в любых политических пертурбациях. Где же ещё цвести и провокационному, и умиротворяющему искусству Марталера?


Вокальная параллель «большому театру» Марталера – «Марксофония», камерный перформанс Александра Белоусова и Алексея Коханова на лестнице Электротеатра СТАНИСЛАВСКИЙ: здесь текстовым материалом для музыкальных экзерсисов становится «Капитал» Карла Маркса. Революционное искусство на новый лад.

3. Конец – это новое начало

На NET-2018 отчетливо звучит мотив «последнего» спектакля: после московских показов исчезнет шоу Кристофа Марталера. А эстонский театр 099, обещавший выпустить 99 спектаклей и самоуничтожиться, решил добровольно уйти из жизни раньше – после «Грязи»; её обратный порядковый номер (счёт вёлся с 099) – 043.


Сыграют в Москве и всё, не будет ни «Грязи», брутальной пластической антиутопии по мотивам Сологуба и Уэльбека, ни театра. От небытия спасает видеодокументация; и, кстати, московский Марталер будет транслироваться онлайн; великая возможность увидеть его в любом городе России, где нет проблем с интернетом.

А парадоксальная танцевальная рифма к «Грязи» – «Камилла», танцевальный спектакль, говорящий о Камилле Клодель на языке танца буто. Хореограф и исполнительница – Анна Гарафеева. Но не менее важно здесь имя сценографа. Это Ксения Перетрухина; всегда – абсолютный соавтор режиссера.

4. Чего только нет

Юбилейный NET включил в программу спектакль по пьесе иранского драматурга (давно не живущего в Иране) Нассима Солейманпура «Белый кролик, красный кролик». Спектакль, в котором нет режиссера, репетиций, декораций. А есть конверт с текстом, который актер (каждый вечер – разный; играют «Кролика» в «Октябре», с 7 по 9 и с 13 по 16 декабря) получает в начале представления – и выкручивается, как умеет. «Кролик» – международный хит, с 2010-го года его где только не играли (включая Москву и Тобольск), но устраивать интернет-серфинг, чтобы отыскать рецензии и отзывы – пустое; всё равно ничего не поймешь, пока не увидишь. NET ангажировал в кролики и актеров, и непрофессионалов: участвуют (в алфавитном порядке) Юлия Ауг, Анатолий Белый, Алиса Гребенщикова, Сегей Епишев, Михаил Зыгарь, Антон Красовский.

Загадочность – обязательное условие всей затеи, поэтому в этой главе придется обойтись без иллюстрации.

Второй столь же экзотический опыт NET’а – проекты Художественного Междисциплинарного Анти-Театра, сокращенно – ХМАТ; создание Кати Бочавар и Алексея Трегубова. С 12 по 16 декабря три ХМАТа будут показаны в галерее «Граунд Ходынка». Один ХМАТ называется «Диорама»: художник-«мультипликатор» Марина Алексеева превращает в инсталляционно-перформативное пространство тексты Владимира Сорокина и картину Исаака Левитана «Владимирка». Второй ХМАТ использует спектакль Федора Павлова-Андреевича «Анданте», несколько лет игравшийся в Центре им. Мейерхольда: на Ходынке, насколько я понимаю, от него останутся радио-пьеса и декорация, дополненные воспоминаниями о выставке «Петрушествие». Её к юбилею автора «Анданте» и мамы Фёдора, Людмилы Петрушевской, делала в Московском музее современного искусства Анна Наринская. ХМАТ «Анданте» продолжает курс 20-го NET’а на воскрешение:

снова исчезнувший спектакль оживает на новом месте, в нестандартной инкарнации.

Третий ХМАТ – «Ноопера Пир» – самый загадочный: проект арт-группы МишМаш обещает видео, кабаре-буфет и перформанс с вовлечением зрителей.


5. В Россию с любовью

Гарантия того, что за все 20 фестивалей на NET’е не было ни одного ненужного спектакля – имена арт-директоров, Марины Давыдовой и Романа Должанского. Я не стану подробно комментировать серию открытий юбилейного фестиваля – сам собираюсь посмотреть их все в декабре; ясно, что смотреть их непременно стоит. «Соль земли» израильтянина Цви Саара – роуд-перформанс (по аналогии с роуд-муви) о бегущем от войны человеке (которого играет кукла); похоже, «Соль земли» встраивается – вместе с Марталером и эстонцами – в антиутопическую линию NET’а; проверим 5 и 6 декабря на Малой сцене Театра Наций.


Музыкальную линию поддерживает «Гимн любви» польского режиссера Марты Гурницкой (12 декабря там же). Уже подзаголовок – «Для оркестра, хора плюшевых зверей и прочих» – вызывает желание увидеть и услышать это как можно скорее. Роскошно звучит и автоопределение, данное «Гимну» Гурницкой: «монструозный национальный песенник».


А вот имя француза Кристофа Рока российскому зрителю уже известно: он поставил в «Мастерской Петра Фоменко» мольеровского «Амфитриона». На премьере этой элегантной, по-европейски цивилизованной постановки боги выразили своё одобрение неожиданным (и несколько варварским) образом. В кульминационный момент появления верховного бога Юпитера – как и заповедано Мольером, в клубах дыма – в театре сработала противопожарная сигнализация; о, какой был вой! На NET Рок привозит моноспектакль актрисы Жюльетт Плюмекок-Меш «Всю жизнь я делал то, что делать не умел» (17 и 18 декабря в «Практике»), атлетическую игру словами и телом. Надеюсь, вой тоже будет – зрительский, восторженный.


6. Магия черная и белая

На закрытии фестиваля (20 декабря в Элекротеатре СТАНИСЛАВСКИЙ) – сенсационая работа Клима Козинского «Ведьмы: Эфир», осуществленная с актрисами Яна Фабра, Иваной Йозич и Марией Дафнерос, в лаборатории при компании Фабра Troubleyn. Козинский – автор уникального анимационного фильма, комикса-боевика про философов «Тетраграмматон». Героями «Ведьм» стали Альберт Эйнштейн и Никола Тесла. Уверен, что новые тела, в которые Козинский вселил их научную мысль, физикам бы понравились.