883b0766 5dd1 4d1d b53c 79f288457864

Канн-2018: Есть за кого болеть

B3cb6395 db04 47ac b40d 1b3bae60ac5d
Вадим Рутковский
12 апреля 2018

12 апреля объявил участников 71-й Каннский фестиваль, который пройдет с 8 по 19 мая

«Лето» Кирилла Серебренникова – в основном конкурсе. Это – главный, но не единственный момент, заставляющий ждать фестиваль с особым нетерпением.

1. «Лето» в мае

8 февраля 2017-го мы радовались началу работы над фильмом «Лето», 25 августа, через три дня после ареста Кирилла Серебренникова (по вопиюще неправдоподобному обвинению в хищении госсредств), сообщали, что фильм не будет доснят без участия режиссера.

В августе еще сохранялась наивная вера, что морок скоро рассеется – но нет, судебно-следственный беспредел, который не снился даже Кафке, набрал обороты, а исчезли последние иллюзии о вменяемости политического режима и правосудии в РФ.

Серебренников сегодня – под домашним арестом, процесс по липовому делу проекта «Платформа» должен начаться 19 апреля. Фильм же был доснят по режиссерским разработкам оператором Владом Опельянцем. Предыдущая работа Серебренникова «Ученик» с успехом была показана в каннском «Особом взгляде», и «Лето» – рок-н-ролльный (любовный?) треугольник с юным (ещё до «Кино») Виктором Цоем, Майком Науменко и его женой Натальей – в любом случае имело бы все шансы на каннский конкурс.


Политизация никогда не была самоцелью Канна, и то, что в конкурсе «Лето» встречается с фильмом «Три лица» иранского диссидента Джафара Панахи (он провел под домашним арестом не один год; ему до сих пор запрещено покидать Иран), говорит в первую очередь о художественных достоинствах картин.

2. Киноправда / кинопоэзия

Официальный постер 71-го Каннского фестиваля украшает кадр из фильма Жан-Люка Годара «Безумный Пьеро» (1963). В конкурсе – новый фильм 87-летнего бога «Образ и речь» (под таким названием Le livre d’image фигурирует в рунете), синопсис которого звучит как стихотворение:

«Ничего, кроме тишины. Ничего, кроме революционной песни. История в пяти главах – как пять пальцев на руке».


3. Очевидное и невероятное

Обычно каннский конкурс более-менее легко спрогнозировать: есть четкий пул режиссеров-завсегдатаев. Потому невероятным кажется отсутствие в официальной программе нового фильма Паоло Соррентино Loro (про Сильвио Берлускони!) – притом, что есть целых четыре режиссера, с которыми предыдущий кинофильм Соррентино «Молодость» соревновался в 2015-м: Стефан Бризе (с социальной драмой о рабочем движении «Другой мир», что в англоязычной версии звучит злее – At War, «На войне»), Цзя Чжанкэ (c cовременным эпосом Ash Is Purest White, охватывающим последние 17 лет), Хирокадзу Корээда (с очередной семейной историей – о династии магазинных воров и маленьком найденыше Shoplifters), Маттео Гарроне (c Dogman'ом).

Не было сомнений, что в Канн поедет кореец Ли Чан Дон (с детективом Burning).


Скорее, сюрпризом выглядит возвращение в Канн уже несколько лет как пропавшего с фестивальных орбит Спайка Ли – с триллером BlacKkKlansman о полицейском, внедряющемся в ку-клукс-клан. Участие в конкурсе Аличе Рорвахер с фильмом Lazzaro Felice – предсказуемо (Аличе – обладатель Гран-при 2014-го за фильм «Чудеса»). Зато в конкурсе нет ни Ксавье Долана с англоязычным проектом «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» (хотя он, вроде бы, в Канн и не собирался), ни англоязычного вестерна «Сёстры Братья» Жака Одиара (чей «Дипан» победил в 2015-м).

Францию представляют (помимо Годара и Бризе) куда менее очевидные имена – Кристоф Оноре («Удовольствие, любовь и бег» / Plaire, aimer et courir vite или, по-английски, Sorry Angel) и дебютирующая в каннском конкурсе Ева Хассон («Дочери солнца»), известная сомнительным секс-моралите «Bang Gang: Современная история любви».

Нет ни завершенного наконец многострадального проекта Терри Гиллиама «Человек, который убил Дон Кихота», ни «Заката», нового фильма Ласло Немеша, чей взлет начался с каннского триумфа «Сына Саула» в том же 2015-м. Впрочем, пока объявлено 18 конкурсантов – включая фильм открытия «Все знают» иранца Асгара Фархади с испанскими звездами Пенелопой Круз и Хавьером Бардемом. Не исключено, что ближе к началу фестиваля программа дополнится. И тут какими только слухами не полнится земля – включая слух о возвращении в Канн Ларса фон Триера с анти-трамповским триллером «Дом, который построил Джек».


4. В первый раз

Ливанская актриса и режиссер Надин Лабаки, прежде гостившая в «Особом взгляде», покажет в конкурсе «Капернаум» (пока без комментариев, ибо от Лабаки можно ждать и драмы, и фарса). Павел Павликовский, чья «Ида» перехватила «Оскар» у «Левиафана» Андрея Звягинцева в 2014-м, поборется за «Золотую Пальмовую ветвь» любовной ретро-драмой «Зимняя война» (среди актеров – сиятельные французы Жанна Балибар и Седрик Кан).

Моя личная радость – включение в конкурс триллера «Под Силвер-Лейк» (Under the Silver Lake) Дэвида Роберта Митчелла, дважды участвовавшего в каннской «Неделе критики» – с «Мифом об американской вечеринке» и It Follows (в нашем прокате фильм назывался «Оно» – не путайте с экранизациями Стивена Кинга, хотя «Оно» Митчелла – тоже ужастик).


Сюрприз – каннский дебют японца Риюсуке Хамагучи с фильмом Netemo sametemo (или «Асако I и II»): два года назад Хамагучи побывал в конкурсе Локарно с пяти-с-половиной часовой драмой «Счастливый час», принесшей актерскую награду ансамблю актрис. Абсолютный сюрприз – дебютная комедия египтянина А.Б. Шоуки Yomeddine.

5. Счастливые часы

Хронометраж половины участников каннского конкурса переваливает за два часа (дольше всех, по 150 минут, идут фильмы Лабаки и Цзя Чжанкэ).

Но лидирует в хронорадикализме великий китайский документалист Ван Бин: его «Мертвые души» длятся 8 часов 15 минут;

очень надеюсь на то, что составители расписания не станут разбивать хронику Культурной революции (так фильм анонсируется, что там на самом деле – пока непонятно) на куски, и можно будет провести с Ван Бином день, не отвлекаясь ни на что постороннее.

6. Адильхан Ержанов

Один из самых интересных режиссеров мира – независимый казахстанский фильммейкер, автор «Хозяев» (открытие Канна-2013) и «Чумы в ауле Каратас» – этой весной путешествует на Лазурный берег прямиком из Москвы. В конкурсе ММКФ его прошлогодний (но еще не показанный ни на одном фестивале, мировая премьера – у нас) «Ночной бог». А в каннском «Особом взгляде», второй конкурсной программе, – свежайший фильм «Ласковое безразличие мира» (The Gentle Indifference of the World).


7. Смена дней

Впервые в истории Каннский фестиваль начинается не в среду, а во вторник, и заканчивается, соответственно, не в воскресенье, а в субботу.

Вроде бы, пустяк, но на самом деле, шоковая новость.

Обсуждали её не менее страстно, чем, собственно, программу или судейский состав (во главе основного жюри – Кейт Бланшетт). Главное, рациональных объяснений такому переносу нет. И к чему он приведет, до мая не узнать.