7d43342d 1b4c 4b66 bbef 95451ed4f3eb

Красота порока

B3cb6395 db04 47ac b40d 1b3bae60ac5d
Вадим Рутковский
24 ноября 2017

В респектабельном криминальном сериале «Вавилон-Берлин» танцуют и идут во все тяжкие

Специальное событие Фестиваля немецкого кино – показ двух эпизодов проекта, придуманного тремя ведущими фильммейкерами Германии. «Вавилон-Берлин» – это ретро-шик стоимостью 40 миллионов евро, ослепительный актерский состав, тугой узел из нуара, эротики, политики и перманентной революции.

Вы знаете, кто такой Конрад Аденауэр? Рискну предположить, что это имя известно не только историкам. Первый федеральный канцлер ФРГ, творец «экономического чуда», восстановившего экономику послевоенной Германии из руин, основатель Христианско-демократического союза, народный кумир, носивший важное прозвище Старик (Der Alte), короче, бог политического Олимпа и легенда ХХ века. Бурной весной 1929-го, с событий которой начинается новый «Вавилон», Аденауэр был обер-бургомистром Кёльна. Среди действующих лиц сериала его нет, однако именно величественная аденауэровская тень маячит за спиной кёльнского полицейского Гереона Рата (Фолькер Брух, «Комплекс Баадер-Майнхоф», «Чтец», «Зачётный препод»), прибывающего в столицу для операции по аннигиляции логова порнографов.

Истинная цель приписанного к отделу нравов Рата – поиск фильма-компромата, запечатлевшего очень важную персону в момент непристойных садо-мазо-игр.

Но делиться тайной с берлинским коллегой Бруно (Петер Курт, «Гудбай, Ленин!», «Рай») Рат не спешит: доверие – это то, чего в нуар-детективе быть не может. Шантаж, предательство, интриги – кровь и плоть мрачного жанра, в котором невозможен и идеальный сыщик.

Чистюли вроде Холмса или Пуаро остались в классическом прошлом, Рат с его наркозависимостью и психотравмами, принесенными с полей Первой мировой, – вот фирменный герой современного ревизионистского детектива, изломанный, трагически-романтический, плохой хороший человек.


Впрочем, в Вавилоне-Берлине – как в Твин-Пиксе, невинных нет; у каждого – своя преисподняя. Красавица Шарлотта (Лив Лиза Фрис, «Эксперимент-2: Волна», «Ромео») утром навещает свою большую нищую семью, днём подрабатывает архивистом в убойном отделе полиции, а ночью отжигает на танцполе и в объятиях богатых поклонников. Роскошная кабаретная певица и извлекающая волшебные звуки из терменвокса ресторанная музыкантша Светлана Сорокина (Северия Янушаускайте, «Звезда», «Рыба-мечта», «Селфи») в светлое время суток фланирует из подпольной типографии троцкистов в кабинет посольского чекиста Трошина (Денис Бургазлиев, «Апрель», «Сатисфакция»). Лидер троцкистов Алексей Кардаков (Иван Шведов, «Агент национальной безопасности», «Миссия невыполнима: Протокол «Фантом», «Стефан Цвейг: Прощание с Европой») причастен и к революционной деятельности, и к кровавому захвату поезда с загадочным ценным грузом.

А декорацией для нео-вавилонского столпотворения, разыгрывающегося в ритмах джаза и «колото-резаных» движениях танца шимми, служит город контрастов – почти мифологический Берлин конца 1920-х, вольный, резкий, дерзкий.


Показ первой и второй серий «Вавилона-Берлин» – спецсобытие 16-го Фестиваля немецкого кино (вместе с билетом зрители получают и месячную подписку на онлайн-сервис ViP Viasat Play, дающий возможность уже дома посмотреть сериал целиком). Сериалы – отдельная планета современной визуальной культуры, на которой часто работают крупнейшие кинематографисты.

И показ пилотных эпизодов самых значительных (и способных пройти проверку большим экраном) сериалов давно стал частью кинофестивалей; и слава «Молодого папы» началась с Венеции, а третьего сезона «Твин Пикс» – с Канна.

Конечно, ежегодный Фестиваль немецкого кино не мог не заметить «Вавилон-Берлин»: проект, собравший отменную актерскую коллекцию (к артистам, упомянутым выше, необходимо добавить Ларса «Николая II» Айдингера, Бенно Фюрманна, Фрици Хаберландт, Ханнса Цишлера, Удо Замеля, Карла Марковица), создан тремя режиссерами экстра-класса. Том Тыквер (на фото ниже) – всеобщий кумир, автор «Беги, Лола, беги», «Принцессы и воина», «Парфюмера»; в Голливуде он стал своим после работы с братом и сестрой Вачовскими над «Облачным атласом», его последний на сегодня кинофильм «Голограмма для короля» – бенефис Тома Хэнкса. Возвращение в родную среду вылилось в актуальный формат дорогого сериала:

«Вавилон-Берлин» сопоставим даже с даже с эпохальными «Кланом Сопрано», «Подпольной империей» (а то и нашим родным минисериалом «Место встречи изменить нельзя»), но отличается от всех прочих ретро-аттракционов чисто немецкой серьезностью и болезненным романтизмом.


Второй соавтор Тыквера – Ахим фон Боррис, режиссер, возможно, лучшей – чувственной, пронзительной и имморальной – картины о Веймарской республике «К чему помыслы о любви?» и величественной военной драмы «4 дня в мае». Кстати, дуэт русских актеров «Вавилона» – Иван Шведов и Денис Бургазлиев – играл ещё в дебютном фильме фон Борриса «Англия!».

И вся команда «Вавилона» – не просто собрание профи, но коллектив давних единомышленников:

третий креатор сериала Хенк Хандлёгтен был сценаристом «Помыслов о любви» (среди его режиссерских работ – «Обучение лжи» и «Окно в лето»). Пусть в кадре нет недостатка в предательствах: за кадром царит солидарность.